Интерактивная мать | Музей искусства пожилых людей

Музей искусства пожилых людей

«Моим любимым самым мамочке и папочке от дочки. 30/ХI - 48, Москва»

31 октября 2020

Интерактивная мать

У меня была интерактивная мать. Согласно Энциклопедическому словарю, объясняющему это слово, она была именно «центральным узлом системы» — всей нашей семьи. И заодно всего окружающего мира, включая друзей, знакомых и их родственников. Маме это было необходимо для жизни. Обычно накопленная годами привычка вращать собою землю вокруг земной оси к старости не исчезает.

И тут засада. Престарелой интерактивной матери требуются и рассказчики и слушатели одновременно, прямо в одном лице. Желательно в лице дочки или сына, потому что лицо мужа уже плохо слышит и слабо реагирует. Но ей не просто нужны новости, события, темы, всевозможная «пища для ума», а именно возможность проявить былую интерактивность. Ей надо влиять на события: «Куда пошла?», «Зачем?», «Когда вернешься, позвони!», «А он что сказал?» — и так далее.

Кстати, обратите внимание, при этом такая мать может взять в заложники свое же собственное тело, угрожая взрослым детям: чуть что не по ней — в теле в момент повысится сахар, давление и вплотную приблизится предынфарктное состояние.

Страшное дело.

Ну что тут можно сказать.

Две вещи. Во-первых, на угрозы матери, что она сейчас же с собой расправится, если мир в лице дочери/сына посмеет перестать ей беспрекословно подчиняться, можно не обращать внимания. То есть внимание, конечно, обращайте, только не пугайтесь и не волнуйтесь так. Ничего с мамой не случится, разве что если она не индийский йог суперпродвинутого уровня, умеющая останавливать собственное сердце по приказу.

Второе — самое главное. Бороться с такими интерактивными мамами можно и нужно. Чтобы сохранить собственную жизнь, чтобы чувствовать себя человеком, чтобы помочь этим же матерям, ведь с годами управлять земным шаром все тяжелее. Делать надо это их же методами, но только очень постепенно. Ну как, например, когда закладываем широкий вираж на большой скорости, потихоньку отклоняя руль на полградуса. По чуть-чуть. По-сте-пен-но. Для начала почти со всем, что говорит мама, нужно соглашаться. Потом нужно начать что-то твердо отстаивать, не отступая ни в коем случае. Не спорить, не оправдываться. Просто сказать, что теперь будет так. И улыбнуться еще хорошо, да.

Иначе кранты.

Но если не отступать, то все получится. Должно получиться. У меня же получилось.

— Почему ты постоянно врешь матери?

— Я говорю ей то, что она хочет от меня услышать.

— Неужели еще в детстве мама не научила тебя, что обманывать нехорошо?

— Мама научила меня в детстве не расстраивать родителей.

— Ты отдаешь себе отчет, что постоянным враньем ты унижаешь себя?

— Если я стану говорить маме правду, у нее поднимется кровяное давление.

— Но ты же не убийца, не воровка, тебе уже 50, ты имеешь право на личную жизнь и давно вправе жить так, как считаешь нужным!

— Я ответственна за их здоровье, ведь я единственная дочь. Мама уверена, что я должна заниматься исключительно образованием троих детей и следить за их правильным питанием. Все. Ни на что другое я права не имею.

Честно сказать, на этом мои аргументы кончились. Просто закончились, и все. И появились два вопроса.

Первый.

До какой степени вы любите своих родителей? Если, к примеру, на одну койку положить вас, а на другую вашу мать, вы готовы перекачать всю свою личную кровь до капельки в ее вены? Типа «всю себя отдать»? Только честно?

Я, к примеру, все-таки думаю, что при безусловной любви и уважении к родителям наступает момент, когда необходимо перестать постоянно оправдываться и сочинять благообразное. И на вопросы «Где ты? Почему? Когда приедешь? Почему до сих пор не...?» и т. д. придется вежливо сказать контролирующей все вокруг маме: «Мама, идите в жопу». Ну, хотя бы так подумать. Но направление движения маме все равно придется указать обязательно. Нельзя врать по мелочам. При помощи мелкого вранья, казалось бы, можно избегать ненужных скандалов и нравоучений, но ущерб от него колоссален. Наш, личный ущерб. Этим враньем мы унижаем себя. Мы портим свой характер. Мы рушим свою судьбу. Неправильно вести взрослую жизнь и автоматически фильтровать собственные поступки на «хорошие» и «плохие» с точки зрения родителей. Постоянно обманывать просто нехорошо.

Прошу вас, не извивайтесь по мелочам.

И второй.

Вы действительно считаете, что если никогда не перечить маме-папе и рассказывать им послушные небылицы, то этим мы обеспечим им бессмертие?

Мы ни в чем не виноваты.

Вот скажите. Мы же с вами уже взрослые люди. Кто-нибудь из вас планировал завести ребенка, с ленинским прищуром глядя вдаль, с идеей изменить будущее человечества?

Со светлой мыслью не щадя живота своего выродить достойных членов будущего общества? Чтобы дать своим благородным потомкам лучшее образование? Воспитать наследников? Может, знаете кого? Честно сказать, я не встречал. Вообще детей обычно строгают для себя. По разным причинам. Чтобы доказать себе, что ты нормальный. Чтобы была семья. Чтобы было как у всех.

— Говорю своей Женьке, — пожаловалась мне знакомая, — ты должна от него родить. И он никуда не денется! Тебе уже 30 лет! Да разве кто слушает бабушку…

Ну вот, да. Тоже жизненная ситуация.

Да мало ли для чего детей заводят. Потом, конечно, люди втягиваются в жизненный водоворот и даже сами начинают верить в красивую сказку собственного самопожертвования ради детей. Так какого же хрена всерьез воспринимать укоры родителей типа «мы прожили жизнь ради вас и все вам отдали, теперь ваша очередь платить по счетам»?

Нет, я совсем не призываю не любить и не содействовать родителям в старости во всем, упаси бог!

Просто хорошо смотреть на ситуацию немного со стороны, с минимальным количеством пафоса и с долей юмора. Это всегда помогает. И не забывать, что мы, как и все дети всех поколений, на этот свет не просились. Они, родители наши, нас наплодили.

И в том, что они постарели и стали немощными, мы тоже не виноваты.

Ежедневно, работая с пожилыми людьми, я ощущаю странное чувство «превосходства». У него болит, а у меня еще нет. Еще нет.

Он не может подняться из кресла и не закряхтеть, а я могу. Пока могу, да.

Но ведь старики испытывают такое же чувство, только обратное, по отношению к нам! И если у меня это чувство превосходства, то у них — зависти. Там, конечно, сложнее, зависть и гордость за детей перемешаны, но старики не могут не испытывать обиды на мироздание за собственную немощь. А виноватых ищут обычно среди тех, кто рядом, то есть среди нас. И что бы мы ни делали, как бы ни были дороги своим родителям, все равно мы крайние.

Но мы в этом не виноваты.

71

Поделитесь с друзьями!

Будьте с нами

Оставьте почту, и мы будем держать вас в курсе наших историй и новостей Музея.

Введите код, который мы отправили вам на почту [email protected]

исправить почту

Как вас зовут? Имя будет отображаться рядом с вашими комментариями на сайте.

Спасибо! Теперь мы будем присылать вам всякое интересное, а вы сможете оставлять комментарии на нашем сайте.

Пожалуйста, подпишитесь на нашу страницу в Фейсбуке. Нажимайте Нравится!

не хочу или уже подписался